Весна в Париже 2019 -окончание (день восьмой и девятый)

День восьмой. 14 апреля.

Главное предстоящее событие дня - музей д`Орсэ. 

Но сначала мы снова на площади Согласия. Это моё самое любимейшее место в Париже. Почему? Красивые фонари (зеленые с золотом) и фонтаны им подстать, настоящий  египетский обелиск и самый лучший вид на Триумфальную арку. За эти восемь дней мы уже третий раз на этом месте. Конечно летом, когда работают фонтаны, здесь особенно красиво. Скульптуры на фонтанах без воды выглядят несколько облезло, но мы смиримся с этим.  Сегодня весь Париж бежит, а мы медленно двигаемся к цели.







А это фото площади Согласия (Конкорд) с прошлых посещений.





**
Орсэ - промежуточное звено межу классикой (Лувр) и современным искусством – это мой любимый период, начиная от импрессионистов и заканчивая модерном, то есть примерно 1920-м годом.

Пуантилист Поль Синьяк вместе с приятеле Жоржем Сёра - это те, кто придумал создавать картины из мелких «пикселей» , каждый из которых несет только один цвет. Уф, как красочно и декоративно!



О! Клод Моне «парламент в Лондоне» - обожаю! 


Пухленькие женщины Ренуара не похожи ли кустодиевских? Но в изображении детей Ренуару точно нет равных.


То, что Дега обожал балерин - это не новость, это вот скульптура танцовщицы - более редкий обитатель музеев и, безусловно, абсолютный шедевр.


«Завтрак на траве» Мане – картина скандальная, смысл её не так однозначен.

А картина Курбе "Происхождение мира" в течение 120 лет не была доступна публике, и это совершенно не удивляет.

Прекрасные часы бывшего вокзала Орсэ с видом на город, мебель «прекрасной эпохи». Часы, к слову, засветились в фильме Мартина Скорсезе "Hugo" (в нашем прокате "Хранитель времени").


В этом музее прекрасно всё: интерьер бывшего вокзала ставшего музеем, огромное количество прекрасных картин. От количества шедевров кружится голова, не в состоянии перижить столько прекрасного, Ван Гог, Гоген, Милле, Писарро, Дерен и т.д.





Но меня в первую очередь интересует силь ар-нуво или модерн. Однако,за шесть произошли изменения: если раньше систематика шла по стилям и по эпохам, то теперь - по странам. Француские картины и мебель - внизу, а единственную картину Климта мы нашли с трудом на мало посещаемом 4-м этаже. Там же мы обнаружили картину польского художника этого же стиля.







***
Забредаем кафе в Café de l'Empire недалеко от музея: столики стоят очень тесно, но цены для центра Парижа приемлимые (35 евро за обед на двоих). Я заказываю мясной тар-тар: сырой фарш со специями и каперсами: не рискую сырой - беру обжаренный сверху и снизу и сырой внутри. Дина ест пасту и смотрит с недоверием: как можно это есть. Сам удивляюсь, но, поверьте, это съедобно.
***
Поскольку мы не любим переходы метро, то приходится немного пройтись по городу; пересекаем мост, затем идем мимо Лувра к розовой ветке метро, по которой мы едем в парк Ля Виллет. Он находится на север-западной окраине Парижа.





Ля Виллет – это не только парк, но и городок науки. Здесь дети ставят научные опыты, а роботы говорят вам «Бон жур». В магазине сувениров здесь продают футболки с числом пи, песочные часы, в которых песочек сыпется снизу вверх и ещё много интересного.





По дороге к метро какой-то невзрачный забор красиво декорирован глициниями - обожаю Париж за неожиданные праздники на каждом шагу!

***
После отдыха дома, мы совершаем ещё ночную вылазку. Ночной Мулен Руж прекрасен. Соседнее заведение, судя по вывеске, предлагает плоть и любовь. Прогуляться бы здесь, по ночному бульвару Клиши, да времени совсем нет: нужно успеть посмотреть ночную Эйфелеву башню.



Мы под башней. Красавица. Ждем, когда включат подсветку. Торговцы предлагают джентльменский набор: розы, шампанское, 2 бокала. Таксисты ожидают, когда закончится романти́к под башней, чтобы доставить парочки прямо на алтарь к Амуру. И вот, ажурная красавица мерцает у нас прямо над головой. Замереть, затаить дыхание, остановить мгновенье!

***
15 апреля. Понедельник.  День заключительный.

Утро. Встаём в семь утра, доедаем остатки серого сыра, запивая кофейком, прибрали комнату, которая была нашим пристанищем на 8 ночей; оставляем Софи открытку с черной кошкой
( это символ Монмартра - не подумайте о нас плохо!) и с искренним выражением удовольсствия от её жилища на оборотной стороне и мчимся дальше. Решено  оставить вещи на Северном вокзале, т.к. через него проходит  ветка электричек RER, идущая в аэропорт. Как выяснилось позже, решение было верное, однако возникли сложности с автоматическими камерами хранения, т.к.  7,5 евро монетами у нас не было. Пришлось покупать  в киоске ненужную упаковку жвачки.  А какой-то американец безуспешно пытался разменять деньги.
Едем на метро на Марсово поле, сказать «о ревуар»  Эйфелевой башне. С неё мы начали, ей же и закончили – круг замкнулся. Протискиваемся сквозь очередь к самой башне: поток людей огромен, он кажется ужасающим. Я был тут дважды в 2006-м и 2012-ом и поднимался на второй уровень, тогда требовалось отстоять часа полтора – два. За семь лет моего отсутствия количество туристов, желающих подняться на башню, возросло в несколько раз.
Марсово поле - когда-то тренировочный плац, а ныне длинные газоны с ровной травой, тянущиеся от Эйфелевой башни до Военного училища, огорожено с двух сторон сеткой, в которой есть только несколько проходов. Несколько тракторов что-то роют, но  уже  метров через метров триста, удаляясь от башни, вопреки всем этим усложнениям, здесь царит атмосфера расслабленности. Дети, бегающие по траве,  влюбленные, обнимающиеся и неспешно потягивающие винцо из бутылок. Спокойствие и уют, ощущение того, что мир с его проблемами далеко.  А щёлканье смартфонов китайских туристов, направленных на «Мону Лизу» и вовсе в другом измерении.





***
Приближается час дня и время обеда. Едем на другой конец города в индийский ресторан «Royal Bombay», который мне так понравился в прошлый раз. Едем по 10-й ветке, которая пролегает южнее левого берега по Монпарнасу и Латинскому кварталу на Аустерлицкий вокзал. В отличие от Севера Парижа в метро - в основном европейские лица: Париж не перестает удивлять. Пересадка на оранжевую ветку, которая идет на юг к площади Италии – едем две станции и выходим на остановке с явно итальянским звучанием Campo Formio (оказывается в честь какого-то мира между Фрацией  и Австрией, поделившими Италию) . Наш ресторан прямо у метро, метрах в двадцати.
В 2012 мы с подругой жили в этом районе. Отличный район, на границе 5-го и 13-го округа, за полчаса можно дойти до Нотр-дама, медленно прогуливаясь за час, достопримечательности Латинского квартала также в пешей доступности. Из приезжих много индусов и пакистанцев, соответственно,  много ресторанов индо-пакистанской кухни.
«Royal Bombay». Массивные стулья, обитые тканью  индийским орнаментом, ненавязчивая индийские лаунж-стилизации современной поп-музыки, и очень большие порции.  Официантки тоже индианки.  Несколько небольших металлических креманок со специфическими закусками: мятный йогурт, кусочки тушеной тыквы, острый соус и ещё что-то. Сырная лепешка, но более пресная, чем хачапури, из которой вытекает расплавленный сыр. Затем основное блюдо: у меня это утка в овощах с карри, у Дины - рыба в горшочке в йогуртовом соусе, естественно, тоже с карри. Карри – это не желтый порошок, который продают узбеки на рынке, - вкус более интересный и глубокий. «Чувствую себя какой-то царицей», - говорит Дина, наливая воду в огромные и тяжелые медные бокалы. Вино подается здесь в маленьком графинчике и чая не жалеют - целый чайник, в то время как обычно порция чая или кофе в столице Франции ограничивается чашкой. Вердикт 35 евро на двоих с вином и чаем: для Парижа – это почти даром.

***
На часах 15.15, а вылет 20.50. Что у нас еще осталось из запланированного?
Ах, Дина не видела Люксембургский сад. Место культовое и для парижан, и для туристов: у Джо Дассена даже песния есть "Жарден дю Люксембург".
Сегодня первый теплый день, а мы уезжаем. Немного обидно, но что поделать. Здесь, как обычно, люди в полном релаксе. Темнокожий парень, вытянув длинные ноги  на три стула, греет лицо на солнце.  Седой  бородатый мужчина в пиджаке брусничного цвета и красных носках читает газету и курит толстенную сигару. Как и везде, много прогуливающихся с детскими колясками.







Был здесь дважды летом:  в вазонах расцветают розовые цветы, а детишки пускают кораблики в шестиугольном бассейне. В 2006 году в фонтане Медичи плавала инсталляция в виде губ, явно инспирированная Сальвадором Дали. А сам фонтан старый, ренессансный, построенный аж в 1630 Марией Медиччи, второй женой Генриха Наваррского (первой как известно была Марго).
Ах, не удержусь и выложу свои фотографии из Жарден дю Люксембург из прошлых поездок.




Кстати, к государству Люксембург дворец и сад не имеют отношение:   до того, как Мария  Медиччи выстроила свой дворец, здесь находилась усадьба герцога из рода Люксембург. А сейчас во дворце заседает Сенат Франции.
Выходим из сада, нас провожает величественный Пантеон, усыпальница самых известных французов, затем, по пути к метро, Сорбонна.

***
Вот это да! Наши билетики не принимает автомат метро и турникет нас не пропускает. У меня только два 11-ти евровых билета на RER до аэропорта, они, конечно, прокатят, но как мы потом поедем на электричке, если выйдем из системы метро на вокзале за вещами.
Надо покупать билеты, но на этой станции нет окошка с билетами, а автомат пополняет только карты Навиго. Вот это облом! Нет решений! Только сейчас я понимаю, что ступил, ведь карту можно пополнять и на день, не только на неделю.
Какие-то два сомнительных парня трещат на испанском. Один подходит ко мне и просит 2 евро. Я  показываю последние 5 евро в кошельке, больше на самом деле нет, остальные на Северном вокзале, в чемодане. И эти парни пролезают через турникеты и открывают нам дверь в другой стороны, мол, смелее, амигос!
Взамен, просят денег, как цыгане: дай мне пять, я тебе дам два, больше нет, нам не хватает а гамбургер и все такое. Тем временем я вижу поезд: «Дина, бежим!». Парни за нами в вагон поезда- я ни в какую не поддаюсь на уговоры отдать им деньги.. Жестами объясняют, что сам в сложной ситуации. В итоге, пацан стукает меня своим кулачком по моему – дескать, все нормально! Они выходят на следующей станции, а мы остаемся в вагоне и понимаем, что ветка была не та, что нам пилить обратно две станции, и что мы едем «зайцом» в чужом городе, начинаем громко выяснять, кто виноват и что делать. Народ в вагоне смотрит удивленно, не понимая, что происходит.
***
В итоге, мы в аэропорту мы вовремя. Сам аэропорт уже не кажется таким запутанным, как в первый день. Все автоматизировано до предела, что нас, для чайников, очень сложно. Сам зарегистрируйся, хотя автомат не хочет быстро считывать данные паспорта, что немного нервирует. Надо перевернуть паспорт – чёрт, это ж не тот паспорт, я ж билеты покупал на своё имя, а паспорт ставлю Динин.  Даже багаж на ленту ставишь и отправляешь в путь сам.
Ну да ладно, всё ждем посадку, покидаем Париж, кажется все сложности позади. К сожалению, все радости тоже. Впереди длинная дорога и адаптация к обычной жизни. Правда, масса фото и впечатлений.
Пока, Париж! О ревуар! До свидания!

Весна в Париже 2019 (день шестой и седьмой)

День шестой 12 апреля

Сегодня у нас фотосессия с Машей Дюповкиной, ивановским фотографом, которая снимала нашу свадьбу и Сонечку, и, по счастливому совпадению, оказалась в эти дни тоже в Париже. Относительно места съемок долгое время было непонятно. Мария предлагала парк Монсо, нам казалось, что Париж на фото будет неузнаваем, мне хотелось фото у площади Согласия, моста Александра III с видом на Tour Eiffel в итоге, сошлись на Нотр-даме. Теперь, когда он сгорел, я понимаю, что это была судьба. Итак, фотосет у нас в 13.00. Что мы делаем с утра?

А пока едем музей Моро, небольшой музей, в котором представлены картины Густава Моро, художника-символиста. Двухэтажное здание, обстановка XIX века, красивая винтовая лестница. Чучела разноцветных птичек в банке – это красиво, но их действительно жалко. Возле картины "Леда и лебедь" группе читают лекцию.







Много картин, как такое под силу одному человеку? И ведь здесь ещё не всё его твочество! Много незаконченных полотен, очень много наполовину написаны, но прерваны. Рамки - тоже произведения искусства. Везде женщины с небольшой грудью, но развитыми бедрами - видимо, такие нравились мастеру. Редкий случай, когда картины интересны и в целом, так и деталями, но неплохо бы знать мифологию, чтобы понимать, что на них изображено. Саломея, танцующая перед Иродом, одетая во что-то чрезвычайно тонкое и  прозрачное; Моро так ювелирно выписал узор на ткани, что не восторгаться невозможно. Повторяющиеся сюжеты: "Фея и грифон", "Юпитер и Семела".







Спускаемся вниз к Большим Бульварам. Большая синагога – закрыто почему-то. Над классическим фасадом церкви Нотр-дам-де-ля-Лоретт нависает храм Саре-Кёр на Монмартре. Жаль, что все перегорожено машинами - нормальный снимок сложно сделать.

Большие бульвары. Галери Лафайет – знаменитый универмаг (там тоже есть смотровая площадка), но мы решили туда не идти, чтобы сэкономить время. И вот Гранд Опера или опера Гарнье, красивейшее здание, в котором намешано куча стилей, на ступеньках люди ловят солнце: в тени очень холодно. Зашли внутрь, нет проблем: экскурсию по зданию оперы на английском языке проходят три раза в день,  вы можете забронировать её  в интернете.





На бегу подаем денежку старому шарманщику с рыжей кошечкой.


Справа маячит высокая зеленая колонна на Вандомской площади. Мы к ней не успеваем, нам пора ехать на вструч с Машей. Поэтому ограничусь воспоминаниями.
***
Мы пришли раньше: Маша еще не подошла. Какой-то мужик лет пятидесяти походит ко мне и произносит набор ангийских слов, из которого понятно только Лувр. И тут меня осеняет:
- Русский что ли?
- А и вы тоже?
Странный дядька: хочет в Лувр, но он туда не пойдет, он и так знает, что там, но хочет сделать фото на фоне Лувра, а сейчас его нужно "зафотать" на фоне Нотр-дама. ОК, дядя!
Вот и худенькая фигура Маши откуда-то выплыла.

- Целиком снять собор сложно : много туристов. Чувствуйте себя естественно и просто гуляйте, как если бы меня не было, - говорит Маша, - ходите, целуйтесь и обнимайтесь, как если бы меня не было.
А настроения начало снижаться, отпуск перевалил за экватор, скоро домой. Дина, почти в приказном тоне:
- Расслабься, Миша.
Пытаюсь забыть, что я в Париже, что нужно есть план осмотра достопримечательностей, что многое из него ещё не выполнено. Немногополучается, переключаюсь на Дину.


- Маша, а тут рядом готическая церковь Сен-Северен, может туда пойдем, там красиво?
- Да, конечно.



Идем теми же дорогами, что и вчера, но уже с профессиональными фотографом.




Проходим «Шекспир и компанию». Поворачиваем к Консъержери. Проходим цветочный рынок, Дина без ума от гортензий, а я очень хочу домой оливковое дерево или огромный розмарин.
- И как ты их повезёшь? - справедливо замечает Дина. Даже если и довезу, он может помереть дома без достаточного света зимой.
Час пролетел быстро; Маше нужно бежать к следующим клиентам, а вечером у неё выставка, нас тоже пригласили. Фотосессия закончилась - некоторое опустошение: куда идти дальше?

Надо бы сначала поесть, но время неудобное: пол-третьего – большинство ресторанов и кафе закрыто до ужина. Это очень интересная парижская особенность: едальни не работают с утра до вечера, как у нас, а лишь по определенному графику. Одно кафе закрыто, другое закрыто - караул? Нас выручает сетевое кафе для мясоедов «Hyppopotamus» недалеко от фонтана Невинных. Простая, но сытная еда: полтушки цыплёнка с рисом, салат с вяленым мясом, базиликом, апельсином. Но кто разменяет 500 евро!

Квартал Марэ – это единственный квартал, оставшийся нетронутым при реконструкции Парижа бароном Османом в 19-м веке. Узкие улочки, старые дома, великолепная квадратная площадь Вогезов, где некогда убили короля Генриха II на турнире, что предвидел еще Нострадамус. На площади Вогезов много детей, их вообще в Париже много; играют в мячик прямо на травке, в городском сквере - возможно ли у нас такое?







В музее Пикассо идет выставка Кальдера – художника, который прославился своими скульптурами из проволок.



Интересная серия рисунков, как из быка сделать «кубисткого» быка.






И много портретов Доры Майер работы Пикассо.


Особняк, в котором находится музей Пикассо, сильно контрастирует с содержимым - но таков Париж: классика и современность рядом, форма и деконструкция сосуществуют.


После музея гуляем по кварталу Маре. Старые дома, среди которых особенно выделяется очень древний, и очень узкий, с окнами заколоченными крест-накрест. Дошли до главной церкви квартала Сен-Поль и закончили день фотосетом на фоне великолепной двери церкви.





День седьмой. Суббота 13 апреля

Центр Помпиду. Храм Современного искусства. Само здание под стать содержимому – дом, вывернутый наизнанку: снаружи все лифты, коммуникации.
Музей открывается в 11.00 – мы приехали чуть раньше: мерзнем на улице.



Наконец, пустили. С самого верхнего этажа превосходный вид на город, но через грязное стекло.

Картины. Матисс в стиле пуантилизма. Раньше эта картина была в музее Орсэ, по крайней мере, в 2007 году. Другие известные картины Матисса. Снова Пикассо – как он плодовит. Фу! Писающая женщина.



Наши соотечественники: Кандинский(целый зал), Малевич, Ларионов. Дина не равнодушна к Шагалу, во всех музейях фотографируется с ним.




Измы, измы - кубофтуризм Леже, орфизм Делоне, абстракионизм Пита Мондриана.Боюсь гнева искусствоведов, но скажу, что по-моему, это выглядит декоративно и классно впишется в любой современный интерьер.



А мне нравится наблюдать за посетителями.


Можно выйти на открытую площадку, где мы просим китайских туристов нас сфотографировать. Слева- башня, справа - холм с Сакре-кёром – еще один прекрасный вид на Париж.





Продолжаем осмотр. Некотрые картины страшные, тревожные, особенно у немцев перед войной.






В какой-то момент,   примерно на 70-х годах XX века, моё понимание искусства заканчивается. Наверное, стоит почитать книги, послушать лекции по современному искусству.
В этом пятне я вижу синего поросёнка с крыльями, но смысл его наверняка иной. ) Вполне сойдёт за проективный тест, замена традиционным кляксам.



***
И мы снова у фонтана Невинных. Какая-то группа протестует протии корриды. Интересуюсь у манифестантов, неужели в Париже есть коррида. Да есть, в пригороде. Показываю большой палец, что солидарен с ними в борьбе с жестокостью.


На этот раз мы можем пообедать в кафе «Flam`s» - это быстро, но национальным колоритом: вместо пиццы тут едят фламандские пироги. Взяли один с мясом, другой - сладкий с белым шоколадом и ягодами – вкусно.
Гуляем по городу, доходим до башни Жана Бестрашного. Малозаметное строение построено во времена Столетней войны и в 15 веке оно было одним из самых высоких в городе (21 метр).

***
Наличие безлимитной транспортной карты расхолаживает: садимся на первый попавшийся автобус и едем на автобусе в Пале-Рояль. Холодно гулять. Красивый парк в центре города. Магнолии отцветают.
- Дина, а какие тут летом розы!
- Холодно, жутко холодно!
- Теперь тебе понятно, почему многие фонтаны пока не функционируют? Вот здесь-то работают, так ещё холоднее от них.






Выходим из парка, слева от нас Лувр. Холодный воздух проникает сквозь одежду, солнце еле пригревает, но отважные, а, сожет, привыкшие к такой погоде люди продолжают фотграфироваться в платьицах.




Покупаем жареные каштаны: Маша говорила, что это типично парижская тема.
- Похоже на печеную картошку – морщится Дина
- Я тоже в восторге, но не противно.
***
Едем на метро и выходим на станции «Искусств и ремесел». Метро в Париже обычно никак не украшено, но эта станция - исключение: словно ты внутри подводной лодки.


Выходим на улицу. Нам нужно найти «Ангела», карта показывает, что он здесь. Но где? Крутимся во все стороны.
- Вот же он, - восклицает Дина.
- Да. Он такой большой и красивый, а они сидят и его не замечают. Я же ведь уже был на этом месте, но ничего не видел.



 А вот одну из статуй Свободы у музей "Искусств и ремесел" не заметить трудно.



 Сирена. Где-то недалеко двук проносящихся машин и сирены. Несколько раз.
- Дина, а ведь сегодня суббота, "желтые жилеты", видимо, где-то рядом...
Ну, и на закуску, самый старый дом Парижа, дом Николя Фламмеля.



 У красивой арки Сен-Дени (некогда северные ворота города) тусуются размалеванные, очень старые и страшные гейши. Фотграфировать опасаюсь. 
Пора в нумера, отдыхать.





Весна в Париже 2019 (день пятый)

День пятый. четверг 11 апреля.

Ура! Солнце с утра – идем в Нотр-дам де Пари. Я был в Париже три раза, но ни разу не поднимался на башни: меня все время пугала очередь.

Предъявляем музейную карту на входе, но нас направляют к автомату. Там нужно забронировать время посещения. Внутри меня руссский человек закипает: "зачем все эти сложности". Сейчас 9.50 – самая ранняя бронь на 11, мы берём на 11.30. Можно было зарегистрироваться по интернету заранее. Однако хорошо, что они это сделали: раньше были стометровые очереди, а сейчас всё свободно. В сам собор огромная толпа народу – мы идём в Сен-Шапель. Это небольшая часовня в семи минутах ходьбы от Нотр-дама, возведенная в 13-м веке при Людовике Святом. Там тоже небольшая очередь.


Первый этаж маленькой часовни слабо освещен. Учительница рассказывает ученикам легенду – ученики слушают тихо, открыв рты. Скорее всего, идет рассказ об этой капелле. Я понимаю это по небольшому запасу доступных мне французских слов.




- И это все? - спрашивает Дина? – и через минуту. – Миша, тут лестница.
Поднимаемся наверх – попадаем в небольшой готический зал сплошь из витражей.
- Тут так здорово! - восклицает Дина! - Хорошо, что мы пришли сюда в солнечный день!






***
Успеваем в Нотр-дам к 11.30. Длинный подъем по ступенькам наверх. Винтовая лестница, я бегу, Дина догоняет. Ура – мы на смотровой площадке. Огромные химеры, как на картинке, и город под нами. Везде ограждения от самоубийц и несчастных случаев. Протискиваю объектив близко к ячейкам решетки – получается  сделать фото. Искрится Сена, вдали Эйфелева башня.  Вид портит башня Монпарнас, говорят, что многие Парижане давно собирают подписи на её снос.
Лучший вид на город! Звонят колокола – двенадцать часов – где это? – так это же звонит Нотр-дам – как мы вовремя!











***
Идем на восток от Нотр-дама, через Остров Сен-Луи к Институту арабского мира. Это современное здание, в архитектуре которого читаются арабские мотивы. Окна, как диафрагмы фотоаппарата, регулируют количество света. Но пока мы там , они не двигаются, может, отключили эту систему.







В институте есть музей, и он входит в карту, но нам это не нужно. Мы пришли на смотровую площадку, и она бесплатная. Хороший вид на Нотр-дам, задняя часть с аркбутанами похожа на какое живое существо, вызывающее одновременно страх и  восторг. Специально идти туда нет смысла, но если вы находитесь рядом, то почему бы и не подняться на лифте. Рядом со смотровой - кафе, где можно недорого поесть, конечно, это столовая, но качество неплохое.



***
Сквер Тино Росси (Музей скульптур на открытом воздухе) находится по выходе из Института арабского мира  вдоль набережной.
- Дина, ты просила цветную улицу в Париже, которую ты видела в Инстаграме?
- Да, очень хочу туда.
- Улица Кремье, она та за мостом.
Идем к Аустерлицкому мосту.
- Дин, давай я наберу тебе лепестков, и ты их кинешь в воздух.
- Они грязные в земли
- Найдем почище.







***
На коротенькой улице Кремье много детей с альбомами для рисования. Думаю, местные уже ненавидят  туристов.








- Там вдалеке что-то красивое.
- Это Лионский вокзал
- Ты тут бывал.
- Нет, впервые.
- Куда дальше?
- Сам не знаю. Поехали в Латинский квартал. Можно посетить Пантеон.
***
Едем на автобусе через мост до Аустерлицкого вокзала, затем на метро до Нотр-дама – сделали крюк.
- Смотри какая церковь – это Сен-Северен.
Маленькая, но готический дух можно прочувствовать сполна: мало освещенные своды, туристов нет, только витражи современные.






Книжный магазин «Шекспир и компания», назван в честь другого магазина с таким же названием, в котором в двадцатые годы тусовались Хемингуэй, Джейс Джойс, Фрэнсис Скотт Фицджеральд и др.



Самая узкая улица Парижа тоже тут по соседству – Ша-ки-пеш (Улица Кота-рыболова). Странное название, но не удивляет: Тут много странных названий.



Фонтан Сен-Мишель.
- Почему они здесь все называются фонтанами, а воды нет.
- Быть может, потому, что еще апрель, а не июль.



- Ну и где Пантеон?
- Дина, мы от него уже ушли далеко, загулялись.
- И что теперь делать, возвращаться?
- Не знаю, на карте какие арт-блины недалеко (Art-Crepes).

***
Внутри, действительно, необычно для блинной.
- А цены на блины отличаются от тех, что при входе и существенно.
- Миш, а почему в два раза выше?
- Сейчас узнаем…
- Ясно. Это потому, что мы сидим в кафе. На улице дешевле.
- Ну и пошли на улицу.
- Дин, но тут вроде симпатично, а на улице холодно.
- Но есть же блины по шесть евро каждый, по три еще, куда ни шло.
- Согласен.
Дина берет блин с домашним шоколадом (не нутелла, точно) и кокосом,а я с шоколадом и миндалем – вкусно!

***
- Миш, ну и куда идем?
- Я  растерянности, Дин. Вроде был по плану Пантеон? А нужен ли он? Просто для галочки?
- Я уж точно не знаю.
- Впереди мост, с которого видно нос корабля: выступающую часть острова Ситэ. Пойдем туда.





На мосту действительно живописно.  Справа здание Французской Академии, построенное Мазарини, прямо по курсу – нос корабля, хотя мне он больше напоминает утюг. В солнечном блике, как в пузыре, идут мимы, цветные, прикольные, и сразу же пристают к тебе фотографироваться.







- How much? Combien coûte (Комбьен кут)? – спрашиваю я.
Показывает зажатую бумажку 10 евро. Делаю мину, «нашел дурака». Показывает жестом, мол, сколько я готов дать. Показываю монету в евро. Да, я жадина. Он, согласен. Дина, давай сфотографируемся. Дина не хочет, они её пугают. Непонятно. Даю другому миму евро и фоткаюсь с ним.

***
Теперь мы недалеко от самой старой церкви Парижа  Сен-Жермен-де-Пре.
- Это не готика, это раньше, колокольня относится к романскому стилю (конец X — начало XII века).
- А чем разница? – спрашивает Дина.
- Ну, я не архитектор, но снаружи фасады более простые, кроме того, круглые арки, а в готике стрельчатые. Хотя здесь внутри стиль явно смешанный.





- Дин, смотри это работа известного скульптора Осипа Цадкина. Представь, тут есть целый его музей.- Мне как-то не очень
- А мне кажется, что-то есть.
Глубокие диалоги о искусстве. J
А в Пантеон уже идти бессмысленно: 17.45 – опоздали.



***

И снова Нотр-дам. Мы уже третий раз видим его сегодня.
- Дина, а пойдем в ресторан. В настоящий, интерьеры в стиле модерн.
- Это же дорого!
- Конечно, а ты сильно голодна?
- Не особо.
- Давай разделим порцию на двоих. Можно и каждому, гулять – так гулять.

***
Расин Бульон (Le Bouillon Racine). Просто ужин в музее, музее стиля ар-нуво, где ощущаешь дыхание Прекрасной Эпохи (Belle epoque), того и гляди, по лестнице взойдёт  кто-то из русских эмигрантов первой волны.

Овощной салат, цитрус и киноа. Основное блюдо -  утка с апельсиновом соусе с  морковью. Хм. Обычная морковь – высокая кухня! ). Но утка вроде неплохая, но с жирком, но мне не с чем сравнивать, потому что я ем утку второй раз в жизни.  Однако не объешься. Но вино классное: Дина просит добавки. Вердикт – около 60 евро.



Разрешается сделать фото интерьера? – напрягаю я весь свой французский. Да, но фото бармена 10 евро, - шутит метрдотель.






***
- Дина, а поехали на Триумфальную арку, смотреть ночной город.
- Поехали, - устало и мужественно вздыхает Дина.
- Нет, если устала, то не поедем.
- Устала, но поедем. Мы тут уже несколько дней, но ни разу не видели ночной город.


***
На триумфальной арке.
Внизу от площади Звезды (мы находимся как раз в её центре) лучами расходятся проспекты, один из них Елисейский поля. Начинаем с Диной петь Джо Дассена О! Шамз Елизэ! Люди улыбаются!





А дома снова по бокальчику винца и сыр. Мы никак не допьем даже одну бутылку – плохие из нас алкаши. Фу! Снова устали, как не знаю кто!

Весна в Париже 2019 (день четвертый)

День четвертый. Среда 10 апреля.

Сегодня дождь моросит с самого утра. Поэтому подъем на башни Нотр-дама откладывается – идем в музей. Я три раза был в Париже и ни разу в музее Оранжери , и это непростительно для обожателя импрессионистов.

В метро, в переходе между линиями, квартет исполняет что-то явно славянское, но совсем незнакомое.
- Я думала, они на русском поют.
- Похоже на польский.
Подаю и кланяюсь! Спасибо!


На площади Согласия серо и уныло, башня в дымке, лишь туристические автобусы движущими пятнами вносят разнообразие в эту монотонность. Дождь становится сильным, капли ветром заносит в объектив – не получаются даже фото с зонтом. Ну что ж – в музей.

Главное достояние этого музея – это огромные «Кувшинки» Клода Моне. Белые, круглые залы, вытянутые и изогнутые стены и неяркие картины с размытым изображением – здесь можно было бы  медитировать, если бы не толпы туристов. Это вам не кино, где вы один на один с искусством!






Вот это да! Модильяни! Я обошел немало музеев, в Модильяни вижу впервые. Много Ренуара. Мне не нравятся ренуаровские женщины, но его дети прекрасны. «Таможенник» примитивист Руссо. А маленькая милая картина с корабликом мне неизвестна. Самый парижский художник Морис Утрилло, друг и собутыльник Модильяни, на фоне городских видов я, пожалуй, и фотканусь.







Нам повезло: в музее проходит выставка двух экспресионистов Макке и Марка, оба яркие нарядные, но второй более известен изображением животных неестественных цветов. Некоторые картины фотографировать нельзя, некоторые можно - нам делают замечание, но дело уже сделано.





В магазине музея, как обычно, шарфики, подносы, закладки – все с картинами. Заслуживает внимание кубик Рубика: интересный способ переформатировать технарей в гуманитариев.

***


По-прежнему дождь.
- А у нас Лувр входит в карту? – спрашивает Дина.
- Конечно, ты хочешь в Лувр?
- Не знаю, он очень большой?
- Обойти весь Лувр – это сложно, но посмотреть отдельные залы, наверное, можно.
- Я не люблю смотреть царские вилки, ложки, тарелки. И еще не люблю портреты – зачем они мне.
- Ну это ж короли, прынцы, известные люди.
- Всё равно не нравится.

Проходим сады Тюильри, где когда -то находился одноименный дворец Екатерины Медичи. В сухую погоду здесь многолюдно, но не сегодня. Меленькие утята учатся плавать в прудике. Уродливая скульптура Ботеро: маленькая головаи гипертрофированное тело.






Подходим все ближе. Дина делает стандартную инстаграм-фотографию, хватаясь за кончик пирамиды Минг Пея…
- Я и не думала, что это так смешно.



***
У арки Карузель есть боковые входы: интернет не наврал: там гораздо меньше народа, чем  входа в пирамиду. Небольшая очередь на досмотр вещей, минут десять, потом сдаем вещи, а дальше можно ходить по бывшей королевской резиденции.
С чего начать? С крыла Денон? Там немецкая и голландская живопись на самом верхнем этаже. Это и есть фатальная ошибка.
«А вы были в зале Рубенса?» - спросит меня мама по возвращении. Тьфу на него – он самый первый: огромные полотна: толстые тётки на конях, слишком много плоти!

Уф! Каспар Давид Фридрих! Немецкий художник-романтик, в его картинах мрачный сюр, хотя до появления слова сюрреализм должно пройти более ста лет.

Пробегаем залы с обилием окороков, винограда, сырой рыбы, и сухоцвета в вазах. Непроизвольно останавливаемся на Рембранте. Потом Вермеер.




Шагаем по залам, а на стенах пышно расцветает эпоха рококко с ненавистными мне Буше и Фрагонаром.


Но некоторые картины заставляют остановиться: в них есть что-то настоящее "Пьеро" Антуана Ватто. Почемуто-то целяет "Девочка с мёртвой птичкой" Жана Батиста Грёза.


Французская классика начала XIX века. Энг, которому безуспешно подражают многие современные нео-классицисты, но бесполезно.



Надо идти дальше. Часть залов закрыта. Нам нужно перейти в другое крыло, чтобы посмотреть итальянцев. Как пройти в крыло Ришелье? Через крыло Сюлли. Барочные потолки, богато украшенные ангелочками, пыльные гобелены, массивная мебель пролетает сбоку от нас. Переход в Сюлли закрыт: нужно спуститься, пройти и снова подняться, потом так же в Ришелье. А из окна прекрасный вид на улицу Риволи.




Египет. Здесь стоит остановиться. Начиная с древних династий.
Нескончаемые залы древнего Египта. «Наверное, Наполеон вывез весь Египет», - вздыхает Дина.






Когда же он закончится. Все-таки мы заблудились. В плане несколько 1-х и минус 1-х этажей – все сложно. Нам нужно второй этаж, крыло Ришелье. Во, наконец-то Ника! Богиня победы 2 век до н.эры.

Тут уже недалеко до итальянцев. Мы приходим к ним голодные и уставшие, но желания обедать в Лувре нет.
Фрески Боттичелли, картины Джотто, Мантенья – это настоящие сокровища! Леонардо да Винчи! Здесь, на фоне «Иоанна Крестителя» лишь чернокожий парень делает фото, а соседнем зале к «Моне Лизе» не подступиться. Культ «Моны Лизы»: согласно ритуалу нужно направить на неё смартфон и нажать на кнопку камеры. Как богиня, она добра, требует в жертву лишь пару кадров на гаджете.

В общем, пример того, как не нужно ходить по Лувру: бегом через весь огромный дворец-музей.
Фу, вот мы и на свободе! Скульптуры Майоля рядом с Лувром. Кстати, в Париже есть целый музей это выдающегося скульптора. Но оставим его на следующее посещее города.

Конная статуя Жанны д`Арк на Лувром на площади Пирамид - мимо пройти невозможно.


***
Если вы наберете в поисковике «Поесть вкусно и недорого в Париже», то, вместе с  многочисленными статьями «10 мест…» и т.д., вылезет японское кафе Higuma, которое находится недалеко от Лувра и сада Пале-Рояль. После Лувра мы решили пообедать там. На первый взгляд, ценник такой же, как в других японских кафе, но порции, как для слона: одной вполне хватает на двоих. Относительно неплохо, плавает внушительный кусок свинины в супе, но жирно. Лапша тоже жирная –   животы, конечно, набили, но пришлось закусывать ферментами. Японское кафе Higuma, как мы поняли аутентичное, потому что среди посетителей исключительно японцы и в меню нет суши. Ещё раз убедился, что японская, как и китайская кухня, не совсем в моём вкусе.
***
 А это прикольная станция метро Пале-Рояль - она одна такая в Париже - из разноцветных прозрачных шариков.

В сад Пале-Рояль нас не пускают:  уже без четверти шесть вечера, и мы решаем просто прогуляться. Сворачиваем чуть в сторону от туристической улицы Риволи, которая пролегает прямо за Лувром, и доходим до небольшой круглой площади Виктуар (площадь Побед), в центре которой - всё тот же Луи 14-й на коне.



Гуляем по улице Этьена Марселя и доходим до Ле Аля (Les Halles). Если вы читали романы про  Анжелику, то, конечно, помните про «чрево Парижа» - сборище нищих, воров, бродяг и прочих несознательных элементов. Это располагалось именно здесь. Сейчас на месте бывшего рынка большой торгово-развлекательный комплекс, предыдущий (я застал его в 2006 году) снаружи был куда интереснее.


Заходим в  Сен-Эсташ  - храм в стиле поздней готики. Возле церкви скульптура «Слушающий» 1989 года, по которой любят лазить детишки. Мы тоже не можем удержаться, чтобы не забраться на неё.




 ***
Снова выходим на Риволи. Я читал про этот дом, пристанище современных художников, на фасаде две цветные тити, подъезд тоже расписан. При входе в дом можно пожертвовать на художников, которые что-то там творят внутри – мы, однако, не стали.




  Так мы достигаем башни сен-Жак, готической красавицы, бывшей когда-то колокольней церкви святого Иакова (Сен-Жак). Днем на неё тоже можно взобраться, но вечером нас спокойно вытуривают из садика рядом с башней – сад закрывается.

И вот Отель де Вилль – мэрия Парижа – здание, которое много раз горело и нынешнее отстроено в конце 19-го века после парижской комунны. А в средние века здесь находилась Гревская площадь - место прилюдной казни - мрачноватое месточно, но сейчас об это нично не напоминает. Рядом с мэрией каруселька, подсветку уже включили - атмосфера парижская,  не хватает старого шарманщика или уличной шансоньетки. От метро отель де Вилль до нашей Лилы можно доехать на метро без пересадок. Домой.

А в квартире  - много бутылка игристого вина брют, сыр Рокфор и мясные деликатесы с багетом. А перед сном чай с настоящеей ромовой бабой (можно выжимать ром и пить - пропитка очень обильная) и клубничным безе.

Весна в Париже 2019 (день третий)

День третий. 9 апреля. Вторник.

Сегодня с утра чуть теплее, но пасмурно. Из окна видно серое небо и мелькающие зонтики.
У входа в метро какой-то горбатый мужичок держит в руках китайскую игрушку - микрофон, из которого неизвестный мне женский голос поёт по-французски неивестную песню. Прохожие улыбаются, кое-кто даже подаёт.

Снова едем на метро до моста Альма. На фасаде какого-то дома мне мило улыбается "девушка". Факел у моста Мальма - точная копия того, что держит в руках статуя Свободы. Посое гибели леди Ди на этом месте скульптура была переосмыслена.


Начальный пункт программы - Музей Современного искусства  города Парижа. Музей бесплатный, кроме временных выставок. Странно, но мы нашли очень маленькую экспозицию, буквально, несколько залов, а где же фовисты, орфисты, кубисты, сюрреалисты и прочие – непонятно?
Несколько картин в стиле поп-арт. Дети с Мэдисон авеню рисуют Ленина. Маркс, Фрейд и Мао.









Довольно странная последовательность картин, исследующих историю отношений солдата и леопарда (все 12 картин я не стал снимать). В итоге, он насилует и убивает животное. Ужас, какой-то, больная фантазия!



Белая комната со стулом, где нужно смотреть какой-то стереофильм – что-то про войну, я ничего не понял. Инсталляция из черепах, какая-то юрта, детские игрушки, в центре которых ч/б фото какой-то части человеческого тела, ЛСД-телевизор, транслирующий  видео с беременными – нужно, безусловно, знать французский, чтобы это понять.
В июне 2012 года мы вместо этого музея (восточная часть здания) случайно попали в западное крыло, где находятся временные выставки. Контент примерно тот же.
Само по себе здание музея, Дворца Токио (почему Токио?), большого интереса не представляет, кроме, пожалуй, барельефов в стиле ар-деко и скульптур.





Возвращаемся на пешеходный мостик через Сену, где мы уже были в день приезда. Экскьюз ми, плиз, сделайте наше фото с видом на Эйфелеву башню.


Накрапает дождь - попешим. Переходим мост и попадаем музей ке Бранли (Музей набережной Бранли, музей Жака Ширака), где представлена внушительная экспозиция культуры «примитивных» народов Океании, Азии, Африки.

От вестибюля к экспонатам, вместо лестницы, вверх ддёт длинная дорожка, по которой, сливаясь и перекрещиваясь,  бегут слова. Музей - сущая находка для историков и этнографов, для художников он мог бы служить источником вдохновения для творчества, ну а для нас, обывателей, непрофессионалов - это ощущение легкой жутковатости от созерцания всех этих языческих идолов - прекрасный повод прикоснуться к внутреннему дикарю в себе.


Кукла вуду с Гаити.


Фигурки из экваториальной Африки




Исполинские истуканы, предметы культа, оружие, маски, щиты, одежда, есть даже голова с острова Пасхи. Маски из Меланезии с носами-клювами похожи на одного из персонажей фильмов Линча. Японские призраки с гравюр 19 века пробуждают в памяти кадры из фильма "Звонок".

Никого не оставляет равнодушным великолепная коллекция костюмов с дьявольского карнавала из Южной Америки.



Практическая информация. Перед посещение музея мы купили две музейные карты. Стоят они 74 евро на шесть дней, есть карты на четыре и два дня. На два дня, на наш взгляд, невыгодно. Нужно брать на четыре или шесть, если вы планируете много ходить по музеям. Дорого, но музеи Парижа не дешёвые: 10-15 евро за один музей. По карте бесплатный вход – около 60 позиций, и это не только музей Парижа, но музеи и замки пригородов.
За время пребывания в Париже, кроме музеев, по карте мы побывали в часовне Сен-Шапель, поднимались на башни Нотр-Дама и Триумфальную арку.
***
Самый красивый дом Парижа, здание Лавиротт находится на авеню Рапп. Парижский модерн, или ар-нуво, как он здесь называется, не такой цветной и яркий, как барселонский  и раскидан по крупицам по городу. Архитекторы Парижа явно предпочитают монохромность, и поэтому строениям разных  эпох и стилей так легко слиться в единое целое. Но этот дом сильно выделяется, не цветом, но формой и деталями. Интересны и балконы с коровьими головами, и жар-птица на двери, и женская голова над входом -  как и полагается дому в стиле модерн, он похож на сказочный.





Отовсюду видна ажурная металлическая красавица. Кому как, а мне она очень нравится.

***
Улица Сен-Доменик должна нас привести к собору Инвалидов, где находится гробница Наполеона. Улица ничем не примечательная, идем по ней долго, где-то в конце устаем и обедаем в японской забегаловке, согласно бюджету. И вот виднеется золотой купол собора. Он был заново позолочен в 1989 году, на это ушло 12 кг золота.



Проходим мимо музея армии: входит в музейную карту, но не в наши планы. Собор Инвалидов строился при Людовике XIV (инвалидов войн стала много и возникла необходимость что-то с ними делать), и строил его знаменитый архитектор Жюль Аруэн-Мансар, тот же, что и строил Версальский дворец. Много раз слышал, что Париж похож на Питер, быть может, они имеют в виду собор Инвалидов? Похож на Исаакий - не знаю: у нашего купол меньше и форма другая.


В соборе находится гроб Наполеона – огромный красивый саркофаг из малинового кварцита, окруженным кругом статуй, олицетворяющих его победы. Монументально и внушительно.


***
Музей Родена.

Знаменитого «Мыслителя» видно уже при входе. Фотографируясь, все пытаются копировать позу статуи, и я общему настрою. Неудобно сидит мужик.

Ходим по парку. Смотрим скульптуры, Дина восхищается ровными пирамидальными деревцами и цветами. Какие пышные пионы, а это что за белые цветы? Вероятно, тоже пионы, только другой вид. Мне больше волнует сочетание ландшафта сада и собора Инвалидов на заднем плане.











- Дин, в чем прикол Родена? Я искренне не понимаю.
- Он старался запечатлеть эмоции в камне.
- Понятно, но какие-то уж сильно вычурные эмоции.
- Очень сильные эмоции и реакции тела. Боль, отчаяние, тоска.
- Так корежит тело? Наверное, он гипертофировал  реакцию тела?
- Скорее всего. Очень красивый парк, деревья такие ровные.
- Значит, тебе нравится т.н. регулярный французский сад.

После парка музей уже не так впечатляет. Вначале обычные бюсты известных людей. После снова Роден во всей красе.
- Ничего не знаю про Родена и его биографию. Видимо, сначала он искал стиль?
Дети веселятся. Какая-то девочка копирует позу и чуть ли не падает на пол.




- Дина, мне кажется, я начинаю понимать Родена: как-то я стал более эмпатичен к чувствам этих изваяний.

Портрет Родена, японский бог какой-то из его личных вещей.


О! Подарок-то какой! Ван Гог, «портрет папаши Танги». «Японистая» картина, гравюры Хокусая явно оказали влияние на Ван Гога.

А это работы Камиллы Клодель, которая некоторое время была музой Родена, но, как скульптор, она вполне себе самостоятельна со своим почерком. Это её работа "Волна" - оникс вообще очень сложный материал.


Фу, устали! Столько всего за день!
- Хорошо, что начали с сада, а не с музея! - устало замечает Дина.

Весна в Париже 2019 (день второй)

День второй. 8 апреля. Понедельник.
Погода неплохая, а завтра обещают  дождь - вот и начнем ходить по музеям. А сегодня погуляем. Но сперва - в супермаркет.
Обычный супермаркет во французской "деревне". Огромный выбор сыра, мы даже не смотрим в сторону коробок дороже 3-х евро. Весовые паштеты из печени с фруктами, жамбон – тончайшие кусочки сыро-вяленое мяса, нежные, мягкие. Свежайший хлеб, плюшки, круассаны. Море зелени, огромные кусты мяты в горшках с пятисантиметровыми листьями, которые пахнут не хуже, чем летом в деревне.
Праздник живота. Круг сыра с белой плесенью жидкий внутри с какими-то творожистыми прожилками (может, еще не дозрел), мы окунаем его в жидкий мёд и отправляем в рот, намазываем паштет на  хрустящий багет, запиваем сваренным в кофеварке кофе.

***
- Дина, не хочешь заехать в парк Бельвиль?  – он небольшой, на нашей ветке метро. А потом на Монмартр.
- А что там?
- Там красивый, современный парк, классный вид на город. Это тоже холм, как и Монмартр, только менее известный.
***



Проходя по парку, мы нарушаем девушка одиночество девушки, которая медитирует, сидя на земле.  Весна полным ходом: на клумбах нарциссы, деревья с розовыми цветами. А где же лестница и смотровая – это самое главное? Закрыто на ремонт до ноября. Жаль!
- Наверное, желтые жилеты поработали?
- Я так не думаю, Дина. Скорее всего, плановые работы. Здесь постоянно что-то обновляют.
А осенью здесь такие  яркие краски!
Октябрь 2007 года. Смотровая, которую мы не увидели.






***
Монмартр

Выходим на метро Анвер, откуда и начинается наше путешествие по Монмартру.






Старый магазин, где продают милые сувениры и открытки с Маленьким принцем.
Каруселька, которая засветилась почти во всех фильмах про Париж, особенно часто ходили и бегали вокруг неё герои "Амели".  На карусельке написано "Венецианская карусель 18 век", но меня терзают очень-очень смутные сомнения.


Впереди вверху между зданиями белеет величественный Сакре кёр (Собор священного сердца).
- Это нам столько пилить вверх, - испуганно говорит Дина.
- Да мы на фуникулёре поднимемся. Думаю, что наша карта там работает.
Какая-то женщина прикладывает карту Навиго и удовлетворенно кричит – карта сработала. А я только улыбаюсь – у меня не было сомнений.







На смотровой площадке царит оживление. Кто-то фотографируется с видом на город, кто-то с видом на собор. Девушка строчит что-то ручкой на листке бумаге – так необычно для нашего времени. Полдень. Солнце высоко стоит над городом. Город внизу довольно далеко, известные строения определяются лишь по контурам.
- А Эйфелева башня? - спрашивает Дина
- Меня тоже интересовал этот вопрос. Она справа от нас. Её не видно.

Просим нас сфотографировать - получаются светлые и чувственные фото.

А это я на том же месте в августе 2006 года. Молодой и  толстый. Это был автобусный тур по Европе. В Париже мы отделились от группы и бегали по городу самостоятельно. Монмартр был окончанием этого галопа: всё было скомкано, но казалось, что нужно спешить, посететить максимальное количество объектов, впитать себя по максимуму. Столько обойти пешком - мне сложно сейчас это представить. Но на Момартр тогда просто не хватило времени - но сегодня мы не будем так торопиться.

Дина хочет сфотографироваться с живой белой фигурой. Спрашиваю сколько стоит. Дословно перевожу я с английского:  «Делаешь фото. Есть деньги – даёшь деньги, нет денег – не даёшь». Даю евро. "What are you from? Russia"!
-     О! Привьет! Давай фотографироваться! Здорово! Не бойся меня: я ангел,  там мой дом - говорит он Дине.



- О! Дина, - Можно сказать, что мы видели "желтых жилетов".
Вместе ржём.

Проходим в собор в византийском стиле. В памяти всплывает «Святая София» в Стамбуле-Константинополе. Конечно, Сакре-кёр - храм совсем не старый, его закончили строить в 1914 году.

Красивые блики от витражей.



***
Площадь художников Тёртр. Художник – прилипала сразу же пристает.
Я прикалываюсь: говорю на французском, что я бедный русский доктор.
«Русский министр», - отвечает мне художник по-русски.
Я не отстаю: «Знаешь, что врачи в России получают 300 евро»? «А сколько много супермакет всё стоит здесь»? – ломано отвечает он. «Да так же почти, как у вас», - прикалываюсь я. «А-а-а», - отмахивается художник. По приезде мама спросит, сколько стоит нарисовать портрет  на Монмартре, а я и не знаю. Наверное, стоило узнать, прежде чем пререкаться с художником.



Ах, какое красивое кафе! Такие есть только в Париже.



Немного фото Монмартра из прошлой поездки (июнь 2012 года). Кстати белый ангел стоял на тм же месте.







Стоит свернуть в узкие извилистые улочки – и перед нами открываются  виды с полотен Мориса Утрилло. На карте все просто: улицы идут вправо и влево. А в жизни рельеф: косо вверх и косо вниз – на Монматре заблудиться несложно.

Выполняем всю программа путеводителя: вот Далида сморит на Секре-кёр, грудь которой и после смерти пользуется популярностью; вот Святой Дионисий (Сен-Дени), который держит свою отрубленную голову; виноградники Монмартра; старое маленькое кабаре «Ляпин ажиль /Проворный кролик», где когда-то гулял Пикассо сотоварищи, днем оно закрыто, но по вечерам собирает посетителей поболтать и послушать живую музыку; Мулен де ля Галлетт  - последняя из двух сохранившихся мельниц.






Режиссер Жан Кокто, бывший когда-то любовником актера Жана Маре, проходит сквозь стену. Рядом новейшие «скульптурные» добавления: голова какой-то обезьянки, и чья-то попа. У стены какой-то бродяга пьет вино из бутыли, закусывая хлебом.


Метро Абесс. Церковь святого Иоанна Евангелиста (Сен-Жан-Эванжелист) – из красного кирпича с фасадом, в котором смешались и готика, и мавританские нотки.
Сама станция метро – одна из красивейших старых станций в стиле модерн. В отличие от фильма «Амели» вокруг станции постоянно кто-то тусуется, да еще мужик продает каштаны у входа – сфотографироваться одному на фоне её не получится.



Дина у фотанчика Уоллеса. Это своеобразный символ Парижа, фонтачики существуют с 70-х годов 19-го столетия. Если внимательно присмотеться, то  кто-то нарисовал белые глаза на одной из фигур.


Попробовал тонировать кадр под "Амели" .



Еще одно «амелишное» место: кинотеатр «Studio28», в 1929 году здесь закидали тухлыми яйцами, теперь уже, классику кино-авангарда «Золотой век» Луиса Бунюэля.
Кафе «Две Мельницы», где киношная «Амели» работала официанткой, не представляет ничего выдающегося. Разве что цены космические: небольшой бургер за 13 евро. Туалет простите нечистый, кран не работает, но фотки Амели везде, как компенсация морального ущерба. Пойдем, отсюда, Дина, нет смысла здесь останавливаться. Оно находится совсем недалеко от площади Бланш, где находится Мулен Руж. На площади перед Красной мельницей мы едим миндальное печенье, запивая кокосовой водой.



Я ни разу не был в кабаре - жаба душит: 130 евро за канкан с бокалом шампанского. Это дорого даже для местных, я думаю. Может, я чего-то не понимаю.
Идем одну остановку пешком по бульвару Клиши от пощади Бланш. Какое-то яблоко, в котором отражается улица.

Итак, сетевой бельгийский ресторан Леон де Брюссель. Народу мало: не обед, и не ужин – 16 часов. Заказываем мидий и два бокальчика вина. К ним полагается хлеб и картошка фри. Горшок с мидиями огромен – как их есть? Решаем, что нужно их ошелушить и скинуть мясо мидий во вкусный сливочно-винный соус. Очень вкусно и сытно! Рекомендую.

Мои карты говорят, что здесь, на площади Клиши, есть кафе «Сирано», где зависали сюрреалисты Дали, Бретон и Бунюэль. Интерьер кафе в стиле ар-нуво полностью сохранён. Надо здесь зависнуть минуть на двадцать и выпить стакан пива.





****
Что дальше? Домой вроде рано. Едем в Дефанс. На станции пересадки с синей (момартрской)ветки на желтую ветку дороге выплываем из подземки ненадолго у Триумфальной арки. О, Шамз Елизее!

А семь лет назад здесь какие-то парни танцевали брейк-данс.


Оба-на. Нашел-таки фото 2007 года напротив Триумфальной арки.


***
"Нью-Йорк" в Париже. Деловой квартал за городом, и это большой плюс: высотки не уродуют старый город.



Большие пространства и высотки – так и тянет прыгнуть!
- Дина, сними меня в прыжке!
Приземляюсь –  покрытие подо мной бряцает при приземлении – дзинь-дзинь: плиточки неплотно фиксированы. Прыгаю второй раз – то же самое.

Большая арка Дефанс - это  огромный деловой центр, построена она в конце 80-х годов. Лаконичность архитектурной формы, а вместе с тем веё выразительность поражает, ну и размеры, конечно.

Скульптура известнейшего испанского художника абстрактного сюрреалиста Хуана Миро перед универмагом "Четыре сезона". Скульптура называется просто и незатейливо - "Два персонажа" - так что думайте сами, решайте сами...


В тот раз мы обходим арку с другой стороны. Навстречу идут «белые воротнички» - здесь, этнических европейцев чуть больше, чем где бы то ни было в Париже. Поднимаемся по ступеням на арку (нижнюю сторону куба).
Если хорошо присмотреться, то далеко-далеко находится Триумфальная арка на площади Звезды(Летуаль) - а если проложить линию  и дальше, то она приведет к арке Карузель у Лувра. Т.о. три арки на одной оси.

В прошлый раз (июнь 2012 года) мы с оей спутницей прошли от арки до следующей станции метро(Эспланада Дефанс) в направлении Триумфальной арки (чуть больше километра). В тот день в Дефансе проходил какой-то забег. В Париже вообще любят бегать. И это здорово!




Эспланада Дефанс
Фото июнь 2012 г (Триумфальная арка приближена зумом)


Прикольная инсталляция в виде пальца. Я не смог отказать себе в желании выставить вверх большой палец и сделать позитивные фото.


На том же месте. Июнь 2012

Когда я посетил Дефанс впервые, в октябре 2007 года, уже начало смеркаться. Затем включили подсветку.


Предлагаю Дине подождать и увидеть ночной Дефанс – нет, она уже устала и хочет домой.
А дома снова чай, булки, вкуснейший сыр, джем и мягкая кровать. А завтра снова в бой…А ноги гудят - может стоило остановиться на Монмартре?

Весна в Париже 2019 (день первый)

7 апреля. День первый.

- Дина, Сколько лет этой женщине?  Стюардессе?

- Наверное, как моей маме.

- Т.е. где-то пятьдесят пять. Непонятно. Вроде бы и моложавая, и красивая, но морщин много.

- Так стареет. Просто сухая.

Я смотрю на стюардессу, само воплощение французской красоты и элегантности. Высокая, статная, мило улыбается и раздаёт, а вместе с тем, я чувствую огромную непреодолимую дистанцию между ней и пассажирами.

- Бонжур, — говорю я, изо всех сил пытаясь выводить «р». Жус д`оранж э тэ (апельсиновый сок и чай).

Улыбается и говорит «мерси».

- Красивая, - сказала Дина. А через пару дней Дина, уже в Париже, скажет: «Мне нравится, что они красиво стареют и принимают свой возраст. Не пытаются его скрыть»…

Обсуждаем с Динулей еду - оба довольны: всё вкусно: насколько еда в самолете вообще может быть вкусной. Отварная брокколи, кусочек омлета, треугольник сыра бри "President",  контейнер с кусочками ананаса и папайи, похожими на компотные, и круассан, конечно.

- Эх, забыл выпить таблетки, надо попросить воды. Заодно потренирую французский.

У туалета сидят и болтают две стюардессы, одна из которых та, что мне раздавала нам еду и напитки.

- Эс кё жё ву командэ дё ло? Ён вер де ло? (могу я попросить вас воды, стакан воды)

Стюардесса расплывается в улыбке. Французы обожают свой язык и очень любят, когда с ними говорят на французском, даже если вы говорите ужасно.

- Месье, ву парле бьен франсэ? (вы хорошо говорите по-французски)

- Нон, тре маль. (нет, очень плохо)

- Тре бьен. (очень хорошо)

И остаёмся оба довольные, обменявшись комплиментами.

***

- Дин, ну и как мы найдем нашу квартиру?

- У тебя же написан адрес.

- Я только сейчас понял, что там не указан номер квартиры.

Мы забронировали квартиру нашу квартиру на сервисе Arnbi уже давно, еще в январе, накануне я списался с хозяйкой, она нас ждёт.

Аэропорт Шарль де Голль кажется ужасно запутанным, а нам еще нужно столько всего всего сделать - поэтому бежим, а мимо пролетают футуристические конструкции здания.



-  Нужно, купить музейную карту, Миш.

- Смотри, какая очередь, Дин, купим в другом месте. Не сегодня.

Перед паспортным контролем ограничительными лентами выложен целый лабиринт – пятьдесят метров проходишь как триста. Тяжелы последние метры — и вот она свобода – Париж, бьенвеню!

***

В кассах метро огромная очередь – с моим знанием французского не рискую покупать билет  в автомате. Электричка до Парижа – пересадка на метро - длинный переход на нашу коричневую одиннадцатую ветку — эх, нам не повезло: перекопали станцию Шатле - узловой пункт нашей ветки. Наконец, после всех мытарств пребываем в местечко Лила.

Памятуя, что мобильный интернет за границей – удовольствие дорогое, я заранее скачал оффлайн-карты Парижа, отметив перед этим различные интересные места , кафе и рестораны. Короче, ориентируюсь по планшету, заблудиться в этой Лиле негде, но плутаем в трех соснах.

Наконец я вижу название улицы на доме – вот этот дом. Вот подъезд — его открывает какая-то женщина. Машем ей – подождите.

- Эсксезе муа. Мы ищем некую Софи̒ из этого подъезда.

- Просто Софи и вы не знаете фамилию?

- Софи… Ги..р, вспоминаю я.

- Да, такая есть.

- Сейчас я ей позвоню.

Через три минуты выходит Софи. Говорит много по-французски. Я понимаю интуитивно, что она пыталась со мной связаться и вспоминаю, что мой телефон всё ещё в режиме полёта. Эх, Семён Семёныч!

Софи живет на втором этаже. Согласно французской нумерации - на первом, потому что наш первый, это их нулевой. Квартира очень маленькая, но классная, такая же, как на картинке: пианино, манекен со шляпой, много книг, мраморный столик, на котором стоит зеркало, деревянный стол, на котором мы будем обедать.



Софи показывает нам мини-кухню, тут же в комнате: шкаф с тарелками и мисками, электроплита, стиралка, холодильник дает номер WiFi. Она явно творческая натура, это видно по жестам, мимике. Спрашиваю утюг, перерывает половину шкафа, все же находит.  Чувствуйте себя как дома, comme chez vous (ком ше ву) – повторяет она несколько раз. В нашем распоряжении все: продукты, кофе, сахар, мёд, масло, шампунь и т.д... Здорово.

В следующий понедельник утром мы должны будем положить ключик на стол, захлопнуть дверь и покинуть квартиру. ОК. Софи уходит. Еще раз осматриваю квартиру. Книги, сколько книг! Взгляд цепляется лишь за известные фамилии: Пруст, Рабле, Камю… Набоков, Цветаева, Шаламов…

- Дин, мне все нравится, но вонь какая-то?

- Ужасно. Может это сандал, он как-то так же пахнет, у неё много благовоний.

Ищу источник запаха. Выкидываю какие-то мешки с одеждой из-под кровати на балкон.

- Это очень плохо, я не смогу к этому привыкнуть. Постель чистая, пахнет норм. Не понимаю.

Дина моет стол.

- Уже меньше пахнет.

- Однозначно.

Уставшие и немного разочарованные мы садимся на кровать. Надо бы поесть что-то. А магазин в Лиле работает по воскресеньям только до обеда. Варим кофе, берем взаймы яйца из холодильника хозяйки и жарим.

Все равно воняет.

- Дина, поехали в город. Нужно поднять настроение как-то.

***



На часах 16. Едем на Трокадеро. Эйфелева башня. Стоит красавица. Народу тьма. Шум и гам. Продают «эйфелевы башни» всех калибров от крупных напольных до маленьких брелоков.







У дворца Шайо







Скульптура на фасаде дворца Шайо









- А что это вообще?

- Это дворец Шайо в стиле ар-деко. Видишь, какие красивые барельефы. Сейчас тут музей какой-то. А ранее здесь находился шикарный дворец Трокадеро. Его демонтировали в 30-е годы.

«Волшебник» в шляпе пускает пузыри — не пойманные детьми, они разлетаются полукругом фасаду дворца разлетаются мыльные пузыри.


























Спускаемся с площади Трокадеро к Сене. Сакура расцветает розовым цветом. На клумбах какие-то голубые цветочки. Эх, чтобы сфотографировать и Дину, и башню нужно мне лечь, а ей сесть.
Воспоминания.

Трокадеро июнь 2012 года

А это мост Йена





***

- Это мост Йена. Через мост -башня. Пойдем вдоль реки в сторону площади Согласия – это далеко, но мы не торопимся.

- Пойдем.

Любой вид здесь шикарен: можно делать фото хоть на каждом шагу.


- Пешеходный мост – шикарное место для фото с видом на башню. И народу меньше, чем на Шайо. А в другую сторону золотые купола православной церкви.





- И не скажешь, что в Париже, - шутит Дина, - как у нас.

- Ну, не совсем.

Снова поднимаемся на набережную Сены.

 Проходим мост Альма.

- Видишь скульптуру военного?

- Ага

- Это зуав, по нему определяли уровень воды в Сене. Когда вода доходила до уровня бёдер — закрывалась речная навигация … Тут недалеко в туннеле погибла принцесса Диана...


Идём дальше. Предзакатное солнце ласкает лучами Сену, мосты, кораблики с туристами. В теплом свете золото купола собора Инвалидов и моста Александра III выглядит максимально красиво.







Весна в самом разгаре в городе любви, ощущение красоты везде, и я здесь со своей любимой Диной, случилось то, о чем мы давно мечтали, но что-то мешает ощутить радость по полной. Может, первоначальное разочарование от жилища или утомление и недосып? Сонливость только способствует ощущению нереальности всего.

-Дина, ты веришь в то, что мы в Париже?

- Нет, не верится: вчера вечером мы ещё были в Иванове.

Доходим до площади Согласия напрочь уставшие, едем на метро домой.

Воспоминания.

Мост Александра III, безусловно, один из самых красивых в городе. И фонари, и скульптурные композиции, и позолоченные части и вид с него на Эйфелеву башню. Это заставляет возвращаться сюда снова и снова.
Мост Александра III.

Июнь 2012 года.





Начало октября 2007 года

***
И вот мы на нашей станции Мэрия де Лила. Покупаем карту Navigo,  которая обеспечит нас безлимитным проездом по Парижу: метро, электричка, автобусы. Некоторые думают, что картой могут пользоваться только французы, но, на самом деле, никаких ограничений не существует. Возникают некторые трудности при покупки карты в автомате, касса же в метро продает билеты только по безналу, а мне с рублевой картой Visa - это очень невыгодно. Английских и французских слов не хватает - мы уже начинаем нервничать, но сотрудник метро вежливо выходит из-за кассы к автомату и покупает билет. Гранд мерси!

Практическая информация: Сама карта стоит 5 евро. Мы заранее сделали фото дома: здесь каждое фото 5 евро. Карта – это немыслимая экономия: одна поездка 1,9 евро только на метро(1-я зона), 5 зона (например, аэропорт) - почти 11 евро на одного. Карта на неделю - 22,5 евро (5 зон), т.е. при желании можно посетить и Версаль, и Диснейленд  – но нам не потребовалось. Действует с ноля часов понедельника по 23.59 воскресенья. Мы вылетаем обратно в следующий понедельник, т.е. для поездки в аэропорт нам уже нужны другие билетики.

***

Чего бы съесть в этой Лиле? Где-то здесь была пиццерия.

Сидим и выбираем пиццу.

- А почему тут мужик за прилавком в такой шапочке, вроде ермолка? Оба, и за столиком тоже. Это еврейское кафе. Интересно.

Пицца будет готова через 20 минут. ОК. Дина идёт мыть пол дома, я подожду пиццу.

Прихожу домой. Пол вымыт.

- Пахнет значительно меньше.

- Да вообще. Значит, с чем-то ароматическим пол помыли, с чем-то странным.

Уплетаем пиццу от Раббинат Любавич. Тонкий слой теста, моцарелла , помидорки и много лосося и никакого кетчупа, майонеза и прочего. Вкуснейше!

***

Перед сном Дина листает огромную книгу «Искусство эротизма». От Ренессанса до современного концептуализма – постепенная эволюция эротических изображений.

- Домой бы такую книгу! – заявляет Дина.

- Да, классная, даже французский нет так уж нужен для понимания.

- Как думаешь, кто она, эта Софи?

Дина пожимает плечами.

- Тут столько книг о театре, кино? Станиславский, Пазолини, Феллини, Хичкок…

Нижний Новгород - май 2017 года




«Поезд «Ласточка» прибывает на 1-й путь, отправление через 2 минуты» , - объявляет неизвестный голос и мы уже стремглав несёмся к 4-му вагону.
- Как это возможно? Поезд же не может отправиться раньше? - удивленно и возмущённо спрашиваем мы друг у друга, прямо на бегу, - ведь наш поезд должен отбыть в 9.30 – остается еще больше 15 минут.
Радостно выдыхаем и предъявляем билет и паспорта проводнице.
- Этот поезд идёт в Нижний Новгород ? – спрашиваю я
- Нет, из Нижнего в Москву, - улыбается женщина.
Смешно!
Воздух холодный, освежающий, только тёплое весеннее солнце спасает от замерзания.
И вот уже наш поезд отходит со 2-го пути (с третьей и четвёртой рельсы, как в анекдоте про чукчей). Дина сидит напротив и разочарованно сообщает, что когда-то наблюдала как «летит» «Сапсан» в Питер, а мы едва тащимся. Я так же серьёзно отвечаю, что снаружи всегда так кажется и мы едем так же быстро.
Вот, мы уже в пункте прибытия – Московский вокзал – станция метро « Горьковское» - и уже наш отель - ах, я и не знал, что так близко! «И это наш отель!?» - удивленно-восторженная Дина глядит на девятиэтажную красно-кирпичную громадину.
У стойки стоят две молодые администраторши и приветливо улыбаются. Отель «Ibis» в Нижнем Новогороде мало чем отличается от такового,к примеру, в городе Париже. Ощущение нереальности, попадания в Европу не покидает, делюсь им с Диной. «Ага», - зачарованная обстановкой отеля, отвечает она.

IMG_0549.JPG
В небольшой комнате ничего лишнего, но всё, что нужно: удобная кровать приличных размеров, телевизор (так и не включили), просторная душевая кабина (захлопывается на магнит). Решили перекусить в отеле – дороговато и долго, но сырники и блинчики вкусные.

Впереди нас ждёт Большая Покровская улица – нижегородский «Арбат» - широкая пешеходная улица, ведущая прямо к Кремлю, с туристами, кафешками , сувенирами, сладкой ватой, леденцами-петушками и железными скульптурами для обязательного фото и даже с музыкантом, поющем на немецком языке (эх, не сфотографировал!).
IMG_0627.JPGIMG_0654.JPGIMG_0653.JPGIMG_0660.JPG
IMG_0623.JPG
На Покровке достаточно красивых зданий, но одно особенно выдающееся – здание государственного банка - сооружение в стиле русского модерна, одновременно похоже на крепость и на терем. Построено оно в 1913 году, перед войной, чтобы свезти ценности подальше от западных границ. Говорят, что в этих толстых стенах, во время Гражданской войны, хранилась половина золотого запаса страны.
IMG_0582.JPGIMG_0579.JPGIMG_0593.JPG
IMG_0585.JPG
IMG_0567.JPG
IMG_0562.JPG
Проходим театральную площадь – нам навстречу двигаются «отряд» кришнаитов, танцуя и напевая; отстранённо-мажорные лица, как будто в своих фантазиях, где-то совсем не здесь.
IMG_0618.JPG
В темноте подземного перехода играет на гитаре молодой парень и поёт неизвестные мне песни. В любом городе я всегда делают фото уличных музыкантов, и тут не отступаю от намеченной программы. После выхода на свет нужно было переключить светочувствительность камеры с 1600 на 100, но я об этом вспомню только на Чкаловской лестнице, а посему ряд фотографий крупнозернистых, ужасного качества.
IMG_0669.JPG
Башни Кремля переносят нас в 16 век, но громкий крик детей, бегающих по стенам, возвращает в повседневность. Весна хоть и медленно, и с пробуксовками, но всё же вступает в свои права. Несмотря на холодный май, нарциссы на клумбах Кремля тянут свои желтые головки к Солнцу. Какой-то предприимчивый мальчик предлагает купить пилотку – послезавтра 9 мая.
IMG_0664.JPG
С территории Кремля открывается превосходный вид на красавицу Волгу – великую русскую реку, великую реку племени угро-финского племени Меря (сразу вспомнился фильм «Овсянки») и всех, кто жил здесь до них. Слева вдалеке – место слияние Оки и Волги, а на том берегу собор Александра Невского, до которого мы пока так и не добрались. Медленно проплывают теплоходы и даже один крошечный одинокий парус белеет на голубом фоне реки.
IMG_0718.JPG
IMG_0702.JPG
IMG_0682.JPG
IMG_0673.JPG
От Кремля право руля и мы у Чкаловской лестницы – самой длинной лестницы в России – 560 ступенек и пятнадцать минут неторопливого спуска.
IMG_0755.JPG
IMG_0747.JPG

IMG_0729.JPG
Внизу у катера «Герой» молодежь катается на гироскутерах, девчонки фотографируются в кожанках с байкерами. Довольно оригинальная скульптура Оленя – символа города.
IMG_0827.JPG
IMG_0810.JPG
IMG_0798.JPG
IMG_0765.JPG
Новые впечатления, весна, солнце, мы впервые за год не папа и мама, а муж и жена. Тревоги, волнения где-то далеко, где-то вчера и где-то завтра.
IMG_0875.JPG
IMG_0853.JPG
IMG_0831.JPG
Подъем, дело ясное, не спуск. Дина смеется и чертыхается. Да, хорошо, что нет стенокардии, - думаю я.

Наверху мы оба понимаем, что нужно срочно что-нибудь съесть. До ресторана «Библиотека» довольно далеко, Tripadvisor подсказывает, что недалеко пельменная «Лепи тесто».
Темное пиво льется из крана – и уже текут слюни. На столах листочки с «Морским боем» (скоротать времечко до исполнения заказа); ты видишь как повар управляется с тестом – демократичная атмосфера, но при этом нет неприятных запахов, всё чисто. Тесто желтоватое от куркумы, внутри начинка из курочки – заставляет забыть о всех болезнях пищеварительной системы и отдаться процессу поглощения целиком.

Прямо у выхода из кафешки остановка автобуса, который мчит нас к речному вокзалу и Рождественской улице. Одноимённая с ней барочная церковь похожа пряничными куполами на Василия Блаженного или церковь Спаса на крови в Петербурге. Внутри - ощущение прикосновения к чему-то вечному, такого не бывает в новых храмах: иконы целиком старинные – это даже мне несведущему ясно.
IMG_0898.JPGIMG_0922.JPG
IMG_0920.JPG
IMG_0916.JPG
IMG_0902.JPG

После церкви мы решаем подняться на самый верх и осмотреть город с высоты. Воистину Нижний – город лестниц!
IMG_0942.JPGIMG_0953.JPG
IMG_0945.JPG

Наверху на смотровой площадке установлен воздушный шар из железа с Жюлем Верном(постоянно атакован детьми – сфотографироваться вам вряд ли удастся) и подзорные трубы за десять рублей в минуту, а чуть ниже высокая деревянная арт-скамья. А внизу, под холмами, Волга величаво протекает, поблескивая в лучах закатного солнца. Мы прогуливались по Федоровской набережной - и тут у фотоаппарата села батарейка и оба телефона дышали на ладан, и мы поняли, что мы - ничто без наших гаджетов. Да и вечереет уже. Позже выберемся в ночной город.
IMG_05581.jpg
IMG_0973.JPG
IMG_0962.JPG
IMG_0954.JPG

Идём в отель. По пути мы проходим Успенскую церковь 17-го века.
IMG_0982.JPGIMG_0984.JPGIMG_0987.JPG

Мы шли в отель пешком, явно не рассчитав силы. Ноги гудели, хотелось в номер, где поужинали всухомятку и уже расхотелось идти в ресторан.
Ночной город разочаровал: стены и башни Кремля не подсвечены. Холодно жутко - всё, домой в тёплые постели!

Следующее утро заглянуло в окно серым небом: метеорологи на этот раз не ошиблись - можно пробуждаться не торопясь, наслаждаясь возможность отдыха. Завтрак в отеле настолько хорош, что заряжает оптимизмом на целый день. И яичница, и ветчина и кашка, сыр, помидоры, огурцы, фрукты – в общем, подкрепились мы основательно и направились к Канатной дороге (вновь на автобусе номер 40). 20170508_082615.jpg
20170508_082555.jpg
Канатка – это вообще-то транспортное средство, она связывает Нижний Новгород с городом Бор на другой стороне реки, но для нас, как и многих туристов, это развлечение. Высота 62 метра – но почему-то не страшно. Под нами необычный ландшафт, игрушечные деревца внизу, вагончики, идущие навстречу. Мы туда - и сразу обратно.
IMG_1042.JPG
IMG_1041.JPG
IMG_1021.JPG
IMG_1014.JPG
IMG_1000.JPG
IMG_0998.JPG
IMG_0990.JPG
20170508_102103.jpg
А дальше – мы в музей, он у нас по плану, да и погода подходящая, дождливо-тоскливая. Музей находится на территории Кремля, который сегодня пустынный, тихий и мокрый.
IMG_1059.JPG
Художественный музей Нижнего Новгорода мне нахваливали давно, а теперь пришла очередь самому в этом убедиться. Для нестоличного музея достаточное количество сокровищ: одушевлённые лица портретов Крамского и Серова, русская сказочность Васнецова, мистическая атмосфера Рериха (целый зал, 8 картин), и, наконец, «русская Венера» Кустодиева с золотом струящихся волнистых волос. И даже небольшой зал русского футуризма.
20170508_120247.jpg
20170508_120130.jpg
20170508_115351.jpg
20170508_114744.jpg
20170508_113218.jpg
20170508_112935.jpg
20170508_112324.jpg
Что дальше-то делать - ещё уйма времени осталось? Дождь хоть и ожидаем, но сбил все планы. Ладно, рискнем прогуляться под дождем! И снова вездесущий сороковой автобус везет нас к Речному вокзалу. Новое развлечение – аттракцион «Электрические витамины»: на колоннах два электрода, нужно схватиться за оба и – стрелка амперметра обязательно отклонится и покажет степень счастья. А если вдвоём, держась за руки и целуясь, то степень любви. Проверено – всё гораздо прозаичнее: надо просто давить на металлические пластины, что есть мочи.
20170508_123710.jpg
20170508_123619.jpg
20170508_123444.jpg
Рядом с аркой у какой-то девушки голуби кушают хлеб прямо с руки. У Дины тоже получается. У меня нет. «Наверное, у тебя сердце добрее», - шучу я.
20170508_123813.jpg
20170508_123808.jpg
20170508_123802.jpg
Вперед и влево по Рождественской улице, почему мы не пошли сюда вчера?! Красивейшие дома. Улица пуста – всех смыло. Погода ещё хуже – холодный дождь, ветер хлещет в лицо, заливает фотоаппарат, зонт не спасает. Как говорил Матроскин: «в такую погоду свои дома сидят, только чужие шастают». Улица выходит к площади с памятником Минину и видом на кремлевскую стену.
IMG_1071.JPG
IMG_1068.JPG
IMG_1062.JPG
Но нам уже это не этого: Дина дрожит от холода, мне едва ли лучше. И бегом на остановку – и снова сороковой автобус (да что ж такое?) – хоть куда-нибудь. Ну, конечно же, в «Лепи тесто», ведь время обеда.
IMG_1075.JPG
Поедая пельмени, мы просматриваем ленту Фейсбука: елки-палки, в Москве-то снег! Да и чего дальше делать? Дина готова ещё на один музей, но я уже нет (при всей любви к живописи). И тут Динуля вспоминает про планетарий, интернет сообщает, что он работает.
Мы быстро едем в отель, на сороковом (а как иначе?), забираем сумки - и на такси в планетарий.
Немолодой голос школьного учителя астрономии приглашает зрителей на часовое путешествие в мир звезд. Планеты, созвездия, крабовидные туманности, галактики – вроде ничего нового, но в проекции на купол планетария под космическую музыку заставляет оторваться от стула и настроить мысли на ритм бесконечности.
IMG_1091.JPG
IMG_1081.JPG
Возвращаемся из полёта – ещё целый час до отправления. Московский вокзал в пешей доступности, на одной линии. Дождь закончился, мы веселые и довольные возвращаемся домой. До свиданья, Нижний Новогород! Здесь было хорошо!

КРИТ И САНТОРИНИ 2015

Вообще, целью приезда на Крит было купание в морских водах и загорание на солнце, но попутно попалось кое-что интересное в объектив фотоаппарата. Об этом отчет плюс минимум информации.

23 сентября мы прилетели в г. Ираклион в аэропорт имени писателя Никоса Казанзакиса.
И вот мы уже в автобусе мчимся в наш отель. А по сторонам горы, оливковые рощи: цвета ландшафта за окном несочные, неяркие, будто все слегка подвысохло, в нем нет буйства красок, как например в Абхазии, но количество полутонов и сочетание с голубым небом в пейзаже радует глаз.

На территории отеля бурная растительность: эвкалипты, пальмы с висящими на них плодами фиников, огромные фикусы, араукарии и много цветов.

(без названия)
(без названия)
IMG_5271.JPG
IMG_5265.JPG
(без названия)
IMG_5323.JPG
Стоит только выйти за пределы отеля как тут же все меняется: песчаные дюны, поросшие колючками и единичные оливковые деревья и иногда тощенькие тамариски.
(без названия)
IMG_5413.JPG
(без названия)

Вот это место за отелем нам очень понравилось. Агава, кактусы, араукария.
(без названия)
(без названия)

В сторону гор иногда попадаются оливковые рощицы.

(без названия)
Мне такой пейзаж пришелся по вкусу!

У нашего отеля Malia Bay пляж совершенно непригодный для купания – большие острые камни и ежи – а в 8-10 минутах ходьбы прекрасный пляж Пота́мос (отмеченный Голубый флагом за чистоту).

(без названия)

Что ещё нужно для отдыха!? Чистейшая вода, золотой песок и любимая женщина!

(без названия)
(без названия)
(без названия)

Здесь в Малии (или Малье) – так называется местечко в Восточном Крите, где мы отдыхали – мы с Диной стали жаворонками ложились спать в рано (вечерами делать было не чего) и вставали в 6 утра, ну прямо как пенсионеры. Кстати последних, как и детей, здесь отдыхает много: видимо, климат очень благоприятный, тепло, но не жарко, сухо, совсем не душно, как в субтропиках.

На четвертый день мы отправились встречать рассвет. Жаль, что здесь солнце встает не из-за моря!
(без названия)
(без названия)
(без названия)

Я забрался на деревянную наблюдательную вышку для спасателей на пляже – вот такой вот пляж Потамос с высоты.
(без названия)
(без названия)

В утреннем свете дюны выглядят совсем иначе.

(без названия)
(без названия)
(без названия)
(без названия)

А это цветы похожие на нарциссы,довольно странно смотрятся среди колючек.
(без названия)
(без названия)

В тот же день вечером вы забрались на скалистый выступ невысокий, но уходящий далеко в море, чтобы посмотреть на закат. Солнце в конце сентября садится рано в 18 вечера.
(без названия)
(без названия)

(без названия)

(без названия)

(без названия)

(без названия)
(без названия)

Красиво, но ничего выдающегося: обычный закат на море.
(без названия)
(без названия)
(без названия)

Кроме пляжа Потамос мы купались также на пляже Сан Бич слева от нашего отеля. Необычные большие вазы на морском берегу.
(без названия)
(без названия)
(без названия)

День шестой в понедельник 28 сентября мы едем в Ираклион, «столицу» Крита, маленький городок, повидавший много и многих: венецианцев, турков, греков.

В порту Ираклиона много красивых яхт.
(без названия)

Недалеко от автостанции Крепость Кулес (по гречески), итальянское название Rocca al Mare была построена венецианцами. Окончательную форму строение приобрело в 1523—1540 годах.
(без названия)
(без названия)

На стенах сохранилось 2 мраморных барельефа с изображением крылатого льва Святого Марка (символ Венецианской республики).
(без названия)
Погуляли вокруг крепости.
(без названия)
(без названия)
(без названия)
(без названия)

Дедок колоритный возле крепости мне приглянулся.
(без названия)

После отправляемся гулять по старому городу. Повсюду следы пребывания венецианцев.
Собор Святого Тита кафедральный собор Критской православной церкви.
(без названия)
(без названия)
(без названия)
(без названия)
Внутри собора все из резного дерева - как мы поняли, это характерно для греческих церквей.
У меня страсть к уличным музыкантам. Я везде их фотографирую.
(без названия)
Собор освящён в честь святого покровителя Крита — апостола Тита,ученика апостола Павла, который в I веке проповедовал на острове христианство.
В венецианский период собор святого Тита был обращён в кафедральный храм католического архиепископа. В турецкие времена, как водится, был мечетью. В 1923 году, когда турецкое меньшинство покинуло Крит, собор вновь был освящён как православный храм.
В центре Ираклиона сохранилась венецианская Лоджия, построенная в 1626-1628 годах. Венецианские Лоджии являлись центром административной и общественной жизни. С балконов лоджии герольды прочитывали государственные декреты, а герцоги наблюдали за религиозными процессиями и парадами.
Ираклионская Лоджия – прямоугольное двухэтажное здание, повторяет знаменитую Базилику в городе Виченца, что демонстрировало, какое большое значение венецианцы придавали Ираклиону.
(без названия)
(без названия)
(без названия)

Рядом с лоджией Площадь Львов с фонтаном Морозини в центре. Фонтан со львами или фонтан Моросини важен не только с эстетической точки зрения. Когда он был построен, то решил во многом проблемы поставки воды в Ираклионе.
(без названия)


Собор Святого Мины — один из главных соборов города Ираклиона и один из самых больших на территории Греции (вмещает до 8 тысяч человек). На вид внушительный.
(без названия)
(без названия)

Археологический музей даже нам «чайникам» был чрезвычайно интересен: ведь именно здесь хранится множество экспонатов Минойской цивилизации (древнейшей в Европе). Это период примерно 1700—1450 гг. до н. э.
Там находится много вещей из Кносского дворца, где жил легендарный царь Минос, в лабиринте которого был заключён Минотавр. До самого дворца мы не добрались (просто не любим развалины), впрочем, все самое ценное из дворца здесь в археологическом музее.

Фрески из дворца.
(без названия)
(без названия)
(без названия)
Саркофаг из Агиа Триады со сценами обряда погребения — «трапезы мёртвых» и множество других саркофагов.
(без названия)
(без названия)
(без названия)
фрески

Богиня со змеями ~ 1600 г. до Н.Э. Статуэтка из фаянса и покрыты стеклянной глазурью. Относят к вотивным статуэткам, т.е. приносимой в жертву Богам. Хотя истинный смысл неизвестен. Возможно, это Богиня-мать (большая грудь), есть предположение, что тогда а Крите царил матриархат.
(без названия)

В то время был распространена Тавроката́псия — ритуальные прыжки через быка. Очевидно, обряд «игр с быками» представлял собой религиозный ритуал, служивший неотъемлемой частью критского культа быка.
(без названия)


Вот ритон в виде головы быка, из Кносса.
(без названия)

Фе́стский диск — уникальный памятник письма, предположительно минойской культуры эпохи средней или поздней бронзы, найденный в городе Фест на острове Крит. Его точное назначение, а также место и время изготовления достоверно неизвестны. Есть огромное количество гипотез: лингистических и нелингвистических (календарь, средство дл астрономических расчетов, жертвенный предмет и т.д.)
(без названия)

И вообще в музее много всего интересного и более поздних эпох
(без названия)
(без названия)
(без названия)
(без названия)
(без названия)
(без названия)
(без названия)
(без названия)
(без названия).

Агиос Николаос
В среду 30 сентября мы посетили Агиос Николаос- город Святого Николая -столица региона Ласити(самого восточного региона Крита), где мы собственно и проживали.
Маленький туристический городок с сувенирными магазинчиками и кафешками. Не впечатлило!

Из достопримечательностей маленькое Озеро Вулизмени (в обиходе жителей Айос-Николаоса просто «озеро») в центре города, которое можно обойти кругом за 15-20 минут. Согласно мифам Афина и Артемида купались в этом озере. Озеро считалось бездонным, пока Жак Ив Кусто не установил его глубину 86 метров. Озеро считалось бездонным, пока не уточнил его глубину 86 метров.
(без названия)
(без названия)
(без названия)

1 октября - экскурсия на Санторини.
в 7 часов утра автобус собирает туристов, везет в Ираклион, а затем 2 часа на пароме в Санторини.
Экскурсовод рассказывала интересно, хотя это все можно прочесть где угодно.
Итак, географическое название остров Тира(Фира).
Около полутора тысяч лет до н. э. произошло сильнейшее извержение вулкана Санторин. В результате извержения кратер вулкана провалился и образовалась огромная кальдера (воронка), которая сразу же была заполнена морем.
Вот эта воронка. Фото из автобуса.
IMG_5226.JPG
После заполнения жерла вулкана водой произошло её испарение и огромной силы взрыв (эффект парового котла), который вызвал огромное цунами, которое и привело к закату минойской цивилизации.

Санторин — и поныне, действующий вулкан на острове Тира.
До 60-х годов 20-го века Санторини, т.е. до развития туризма находился в состоянии упадка во многом, из-за отсуствия пресной воды на острове. Домик на кальдере можно было обменять на осла, сейчас же они стоят миллионы.
На острове нет высших учебных заведений, нет даже родильного дома – роженицы заранее едут на Крит. После окончания сезона население разъезжается на Крит, в Афины, Салоники, кто куда.

На Санторини мы были в трех населенных пунктах: Ия, Фира, Камари.
Ия (Ойя, Oia) – самый красивый и самый элитный поселок острова. Считается, что здесь самый впечатляющий вид на закат. Наблюдать его каждый вечер съезжаются тысячи людей.
Закат мы не видели, но виды красивые с любой точки городка Ия.

(без названия)
(без названия)
(без названия)
(без названия)
(без названия)
(без названия)
(без названия)
(без названия)
(без названия)
(без названия)
(без названия)

Строительные нормы в Ие соблюдаются самым строгим образом, за несоблюдение бело-голубые цвета постройки грозит штраф. Благодаря меценатам в Ие линии электропередач и телефонной связи проложены под землей.
(без названия)
(без названия)
(без названия)
(без названия)
(без названия)
На острове так много ослов, что даже памятник им установили.
(без названия)
В Санторини проходит много свадеб. Мы даже видели одну азиатскую пару.
(без названия)
(без названия)

Фира (Тира) – «столица» острова построена на краю обрыва высотой около 300 м над Кальдерой. В городе 4 параллельные улочки – забудиться невозможно!
(без названия)
(без названия)
С видом на кальдеру обед, вероятно, недешев. (без названия)
(без названия)

Главный православный собор острова – Богоматери Белониосской, а в северной части города в католическом квартале находится главная католическая святыня – Собор Св.Иоанна Крестителя.
IMG_5138.JPG
IMG_5135.JPG

Из порта уходят лодки на вулкан. В порт можно спуститься по 587 ступенькам самостоятельно, на специальных осликах – символах острова или же на фуникулере.

Красивейший вид из центра Фиры. Море будто замерло и поблёскивает на солнце.
IMG_5101.JPG
IMG_5075.jpg

И здесь мальчишка-музыкант.
IMG_5074.JPG

В Камари мы посетили «черный» пляж - цвет за счет смеси темной гальки и черного вулканического песка.
IMG_5219.JPG
IMG_5185.JPG
IMG_5156.JPG

Мы ожидаем опаздывающий паром. Дети скачут в порту.
IMG_5250.JPG
IMG_5242.jpg
До свиданья, Санторини!

После 30 сентября погода резко ухудшилась: стало чаще пасмурно, появились ветра, шторм балла 4.
IMG_5377.JPG
(без названия)

Мы гуляли по пляжу и любовались на волны.

(без названия)
(без названия)
(без названия)
(без названия)
(без названия)

Мне понравилось, как получилось. С греческим колоритом!
(без названия)
(без названия)

Пейзаж стал еще интереснее и загадочнее.
IMG_5404.JPG
(без названия)
(без названия)
(без названия)


Последние пару дней шторм стих, но прохлада сохранялась.Я продолжал купаться, прыгать через волны(такие огромные!). А Дина сидела на берегу и периодически все-таки заходила в море. Иногда выглядывало солнце и можно было часик позагорать вперемешку с мурашками на теле, когда ему вдруг приходило на ум зайти за тучи.
IMG_5356.JPG

Последний день. Прощание с морем.
IMG_5387.JPG
IMG_5385.JPG









ДОМ, КОТОРЫЙ ПОСТРОИЛ СВИФТ


ДОМ, КОТОРЫЙ ПОСТРОИЛ СВИФТ, СССР, 1982 г.
Режиссер Марк Захаров

В ролях: Олег Янковский, Александр Абдулов, Владимир Белоусов, Евгений Леонов, Александра Захарова, Александр Збруев, Николай Караченцов
Сценарий: Григорий Горин

Жанр: сатирическая притча

Дуэт Захаров-Горин, тяготеющие к протестным личностям никак не мог обойти вниманием личность ирландского писателя 18 века Джонатана Свифта.

Стилистически фильм один в один «Тот самый Мюнхгаузен», но это и есть трюк-обманка. Янковский — декан словно спорит с Янковским бароном: первый читает зрителям, сиречь обществу, мораль, второй молчит. Но почему? Неужели автору столь славных «приключений Гулливера» нечего сказать? Чем больше скажешь, тем больше переврут. Кому надо — поймут и без лишних слов. Начиная от профессиональных критиков до рецензентов разного калибра, да и просто учителей литературы каждую книжку разберут на цитаты и каждую цитату обмусолят, что хотел сказать автор. А давно покойному автору никак не возразить, что он имел виду совсем другое, а может вообще надеялся на свободное истолкование, кому как видится. У Свифта из этого фильма есть уникальная возможность: каждый раз умирая, но оставаясь живым, он может при жизни узнать, что про него пишут и думают. Это шквал критических реплик крутится у его в голове, но он никак не выражает своих эмоций и мыслей. Помимо этого, ирония режиссера направлена на биографов из будущего, которые конечно лучше чем современники знают, как жил и как умер писатель.

Творения мастера давно уже живут своей жизнью: лилипуты флягами черпают чай из людских стаканов, великаны опускаются и спиваются, в то время как Творец заключен в жесткие рамки предопределенности и даже не может умереть, когда хочет. В этой связи поведение декана, умирающего ежедневно уже кажется проявлением не безумия, а скорее протеста.

В тоже время для Свифта доктор, не читавший книги, может причинить меньше вреда, чем толпа окружающих «почитателей» автора, трактующих его молчание в свою пользу. Толпа бездельников и женщины, которые хотят сделать за Свифта его выбор с кем ему быть и кого любить.


Симпсон хочет понять странного Свифта, как и ошарашенный зритель фильма, что хотел сказать режиссер. Читайте лучше «приключения Гулливера», как ребенка, уговаривает слуга Патрик доктора. И верно — это полезнее будет, чем рассуждать о смыслах, не читая первоисточник, а лишь выдранные обрывки сдобренные домыслами, называемые критикой. Авторы больше не читают нотаций зрителю, не заставляют разгадывать ребусы: в условиях тотальной цензуры начала 80-х опасны даже намеки. Они настоятельно рекомендуют взять в руки томик классика сатиры. К сожалению, Свифт выступающий против социальной несправедливости, сословных различий, религиозного фанатизма оказывается актуальным и поныне.